?

Log in

Размышления

Переезд показывает, что у меня нет ни одной(!) лишней пары обуви, и чудовищное количество не нужных
."избавиться как можно быстрее",
.."вряд ли это стоит оставлять",
..."возможно в следующий раз"

книг

переезд. две тонны книг

Dec. 22nd, 2014

Я в полном мрачном восторге)
Совершенно классный саунтрек, все уже знают - теперь я тоже.
если бы ещё здесь уёбищную рекламу не впихивали:

Dec. 20th, 2014

Иван Ахметьев

* * *

«Поговорим как держава с державой»
предложил Маяковский Тынянову

«Поговорим как магнитофон с магнитофоном»
предложил Сатуновский Некрасову

-------------------------------------------------------------------------------------

страшно подумать (при моей близорукости) о самодостаточности поэтов 2015 года...

Tags:

Dec. 20th, 2014

Марина.
20 декабря.
Питер-Москва-Питер.

Серафимовича, 2

В Новый Год хочу, чтоб началась новая жизнь. Попрощаться с ненужными людьми. Чтобы окружали только верные, искренние друзья. Любимый человек был рядом. Родители жили долго-долго. И исполнились все мои мечты.

(с) Даша Петрова, день рождения 9 июля 1999 г.
мы могли бы так восхитительно жить!

Любить и понимать мир.

Оригинал взят у rebel_girl_punk в Юрий Рост. Групповой портрет на фоне мира
Была у меня романтическая фантазия: государства поймут наконец, что угроза человечеству — они сами, с жестоким прагматизмом, безрассудно рациональным расходованием природы, поощряемой этнической нетерпимостью, совершенными технологиями убийства, подчинением личности идее укрепления все равно какого строя.

Словом, эти самые государства, возникшие естественно или искусственно и всё-таки во времени, осознают, что надо, не смешивая языки, найти единый язык общения и строить Вавилонскую башню терпимости друг к другу. А для этого вместо натаскивания молодых своих граждан на охоту за молодыми, а заодно и зрелыми гражданами других стран, приучать их к постижению поразительного, недоступного политикам узнавания: везде люди! Везде непременной красоты (если она не тронута безумием приспособления) природа.

Мир един и невелик. Узнавай, мой брат! Вот тебе рюкзачок вместо солдатского вещмешка. Вот тебе автоматический фотоаппарат вместо автоматической винтовки. Вот тебе потребных денег на билет. На харч и обратный билет заработаешь сам. Вот тебе джинсы, года на два хватит. Ступай! Ты обязательно вернешься обогащенный открытием, что в мире многие лучше тебя, следовательно — равные тебе. Но брат мой пока не идет. Даже в фантазии.

Не беда, будем приучать любить и понимать мир. На то «Групповой портрет на фоне мира». Природа в книге будет в красках, какой создал ее Творец, а люди всё-таки черно-белыми, поскольку достраивали себя сами, да и чтобы меньше отвлекаться на цвет кожи. Этот том — твой рюкзачок. В него мы сложили для тебя образы (ну, часть, конечно), которые ты и сам различишь в пути. Не важно, где он проляжет и кого встретишь.
Главное, ступай с миром и гляди с соучастием!

ИЛИЯ II

Он пастырь людям своим, но если не идут они по слову его искать спасения, не идет и он, но остается с ними, чтобы разделить судьбу их, как это было 9 апреля в Тбилиси.
«Уйдите с улиц, — сказал он, выйдя к ним, — уйдите, ибо сейчас пойдут те, кто намерен доказать свою волю над вами, и станут они губить вас, я знаю; укройтесь в храме Божьем Кашвети и за оградой его, спасите ваши жизни, они нужны будут в долгой дороге нашей». Но тысячи их стали на колени, зажгли свечи и сказали: «Мы знаем тебя, мы верим тебе и поэтому останемся здесь, чтобы не предать тебя и себя, и землю нашу, ибо это и есть наша долгая дорога». И стали творить молитву вместе с ним, и тогда Илия II, Католикос‑Патриарх всея Грузии, сказал им: «Вы — взрослые чада мои, хотя там были и малые дети, и я чту решение ваше; не все сохранят тело свое, но светлый дух свой; и я остаюсь с вами разделить нашу общую участь».
И он не ушел, когда бездумное войско вторглось в предел людей и стало карать невинных и мирных; и потерпели иные, а иные пали от жестокой, лишенной разума и сердца силы, но души свои сохранили, и Илия был среди них и первым, и равным, ибо имел выбор, но отверг его. И продолжали приходить к нему люди, чтобы напитаться светом его, и умом его, и верой его, и чистотой его, и добротой, и приводили к нему малых детей своих и говорили: стань крестным отцом младенцу моему, и отказа не знали. И за время патриаршества его стало много больше храмов, полных людьми, кто в Бога верит, а Илии доверяет, потому что многим он стал крестный отец, а всей Грузии духовный.

Монгольфьер времени
— А на какой примерно высоте летают обычно ангелы? — спрашиваем мы с сынком Митей Муратовым, проплывая на воздушном шаре в районе Сергиева Посада. С земли слышен лай собак и негромкие переговоры местных жителей по поводу того, что нам нечего, по-видимому, делать, вот мы и летаем.

Это правда, мы парим в тишине исключительно для радости.
илот монгольфьера Сергей Баженов, фыркнув горелкой, подпустил в баллон, напоминающий формой и цветом гигантское пасхальное яйцо, теплого воздуха, и шар, задумчиво преодолевая инерцию покоя, поднялся в легкие облака.

— Наверное, на такой вот и летают. Чтоб из рогатки не пальнули или, не дай бог, из ружья.

В просвете показалась Троице-Сергиева лавра.

— Снимай! — закричали Муратов и Баженов. — Так ведь ее никто, кроме них, не видел.

Ангел по небу летает,
Над пространствами скользит,
Всё за нами замечает,
Охраняет, поучает,
Строго пальчиком грозит...
Отпусти нас, добрый ангел, —
И лети, куда летел.
Не следи за нами, ангел, —
У тебя довольно дел.

Дай покоя, славный ангел, —
Образ жизни измени.
Не летай так много, ангел, —
Лучше маме позвони.

Нет! Он все-таки летает
В платье белом и простом.
Тихо крыльями мотает,
Наблюдает, направляет,
Ничего не понимает —
Легче воздуха притом.

Легкий ветер нёс шар вместе с облаками на север. В плетеной ивовой гондоле, окруженной белым мраком, пространство не чувствовалось. И время нечем было померить — фляжка давно опустела. Внезапно небо очистилось, и мы увидели под собой широкую мелкую реку и деревню с деревянной церковью под весело раскрашенными куполами. На околице стояли нарядно одетые женщины и дети.

Опустились.

— Что за праздник у вас? — спрашиваем.
— Так вы прилетели, вот мы и обрядились в старинное, у кого сохранилось. Чтоб лучше быть, — говорит бабушка в фартуке.
— Куда уж лучше, — распахивает руки Митя. — Вы замечательные! Мы вас сразу любим.
— Я же говорила, они теперь бригадами летают, — улыбнулась женщина в роскошной меховой шапке. — А вы всё, где крылья да где крылья?
— Какой нынче год? — спрашиваем.
— У нас-то? Шестьдесят четвертый вроде, а у вас?
— У-у-у!

ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ МИРА

Пока еще не все потеряно. Функция человека на земле — жизнь. Она же является и смыслом. Поиски иного смысла жизни — лишь попытка оправдания своего существования в то время, когда ушла любовь и ты более не нужен природе. Задача человека — если он, во спасение, полагает себя уместной частью созданного не им мира, — это поиск и сохранение любви.

Любые отношения, построенные человеком с другими людьми без любви, порождают общество. Нет ничего враждебнее для живого, чем собрание людей по идеологическому или конфессиональному признаку.

Альтруист — порождение общественного сознания. Он друг всем и поэтому свободно пренебрегает каждым.

Альтруисты устраивали войны, революции, отравляли реки и озера, вырубали леса, вели этнические, политические и религиозные чистки во имя какого-то общего блага.

Между тем общего блага на земле нет и не бывало никогда. И человек, владеющий единственной своей жизнью, уступал другому, владеющему тысячами чужих.

Эгоисты писали книги и картины, влюблялись, сажали хлеб, строили дома и храмы, деревья растили и детей, чтобы им — эгоистам — было комфортно и не стыдно. Эгоисты умирали, истратив функцию жизни и любви, не принеся вреда природе и окружающим. Альтруисты остались в истории. Память живущих хранит с почтением имена негодяев, тиранов и убийц, давших пример существования вне природы и любви.

Люди, обитающие без функции жизни, хотят оправдания своего осмысленного пребывания на этой земле. Многие из случайных счастливцев, появившихся на свет, мечтают следовать отвратительным примерам. Не имея возможности унизить страны и народы, они унижают замысел. И крушат. И воруют. И убивают, убивают, убивают… Одних живых людей во имя других.

Но у Бога нет других. И Бога другого нет. И Небо одно. И Время одно. Просто мы ви-дим по-разному, чувствуем, слышим и считаем.

Две тысячи лет новой эры и бесконечность — до. А у других какие наши годы?

Радуйся сам. Никого не заставляй. Хотят — пусть присоединяются. Пусть празднуют, если в счастье...
Оглянись, что осталось от твоей родины-земли, сотоварищи пусть оглянутся. Погладь те места, которые не порушил; в те изгибы, которые не сам сляпал, лбом уткнись, глаза закрой и затихни ненадолго. И если что стоит толком в этом теплом месте, не ломай. Ну не ломай! Не круши, не воруй, не убивай, не убивай, не убивай...
Береги жизнь, землю — место ее обитания. И люби!

P. S. Повезло мне. Насмотрелся результатов альтруистической деятельности на всех континентах. Неживая природа — не природа уже. Пашут бомбардировщиками, боронят танками, едят хлеб с лавсаном. Пусть им. Но и эгоисты живы: не поставили локационную станцию на красном камне в Австралии, не пустили галапагосских игуан на окорочка, не переплавили песок Куршской косы на керамические чипы, тибетские храмы не превратили в гостиницы, не перегородили африканский водопад Виктория плотиной. И не выпили море...

Есть пока.
Вот нам монгольфьер, наполненный теплым дыханием.
Летайте!
Любите!
Плавайте!
Парус нам в руки...

Александр Мень

"Отец Александр видел мир преображенным. Помню, как в 1975 году в маленьком новодеревенском домике, когда я пожаловалась ему, что уже совсем нет сил, дышать нечем, он показал в окно на дерево и птиц. И на кошку."

alpamare


p.s.  И на лошадей-на лошадей-на лошадей!

Profile

А. Б.
in_person
Ин-персон

Latest Month

February 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com